Проспекты Петербурга

Проспекты Петербурга

От Невского до Энгельса, от Стачек до Московского: вот главные проспекты Петербурга, каждый из которых обладает своей интересной историей.

1. Невский проспект.
Главная улица Петербурга появилась практически одновременно с самим городом. Первоначально Невским называли только тот отрезок, который вел от Александро-Невской лавры до поворота на Новгородскую дорогу (нынешний Лиговский проспект), а остальная часть звалась Большой першпективой.

Есть городская легенда, согласно которой Невский получился таким кривым, из-за того, что шведские солдаты, пробивавшие дорогу сквозь леса с одной стороны, и монахи лавры, шедшие с другой, что-то напутали и пошли не совсем на встречу друг другу. На самом деле, все намного проще: раньше это было две разные дороги и пробивали их строители максимально короткий путь до Новгородского тракта.

Объединили два Невских проспекта позже. Сейчас это главная городская улица, на которой находятся все главные достопримечательности Петербурга: от Эрмитажа до Аничкова моста, от Казанского собора до Пассажа и Гостиного Двора.

2. Литейный проспект.
Первоначально будущий Литейный проспект соединял построенную к востоку от Фонтанки и петровского Летнего сада Литейную слободу с Першпективой. Активная застройка этих мест началась во второй половине XIX — начале XX века. Именно тогда здесь появились красочные особняки, вроде того, где жил и творил Некрасов, Окружной суд (где апробировали судебную реформу 1864 года), мрачный Дом офицеров. Но главное здание на Литейном построили только после революции — «Большой дом», где ныне находится управление ФСБ, имеет еще одно название, «Литейный, 4», и этот проспект навсегда стал ассоциироваться с домом, на дверях которого по легенде начертали «Стучите».

3. Проспект Стачек.
Раньше назывался Петергофской дорогой или Петергофским шоссе — именно по нему царские особы и придворные направлялись на гуляния и отдых в Петергофе, когда по воде пройти было невозможно.

В начале XX века вокруг шоссе стали расти кварталы, где жили рабочие с Путиловского (Кировского) завода. Именно по Петергофской дороге они пошли 9 января 1905 года на мирную демонстрацию, когда их расстреляли войска и побили казаки. Впоследствии именно из-за этого шоссе станет сперва улицей, а затем и проспектом Стачек.

По нему можно следить о развитии советской архитектуры. В начале — ранние кварталы двухэтажных домиков на Тракторной улице и памятники эпохи констркутивизма вроде ДК Горького. Потом — в Автово — пышный и грозный сталинский ампир. В конце — устремляющиеся за горизонт спальные районы из безликих блочных многоэтажек-кораблей.

4. Московский проспект.
Главная южная дорога города. Изначально по Московскому шоссе (Забалканской улице, Обуховской улице, Международному проспекту, проспекту имени Сталина) ездили в Царское село. Впоследствии по нему стали добираться и в Москву.

Московский проспект начинается из самого центра, на Сенной площади среди зданий эпохи классицизма, пересекает памятники поздней эклектики, мрачный Обводный. Большая часть проспекта застроена зданиями в стиле сталинского ампира (в том числе Союзпушнина, дом с башней и Дом советов).

5. Большой проспект Васильевского острова.
Большим он стал при основании, когда князь Меншиков пробивал от своего дворца просеку к морю (поначалу предполагалось, что тут будет широкий канал, но планам Петра Первого не было суждено сбыться). Впоследствии стал главной транспортной артерией на тесном Васильевском острове. Идет от казарм на Кадетской линии до самого Морского вокзала. Одно из немногих мест на Васильевском острове, где пробок меньше, чем на других улицах.

6. Каменноостровский проспект.
Появился еще в петровскую эпоху, когда понадобилось от Троицкой площади проложить дорогу к оружейному двору в районе нынешней Австрийской площади. Как проспект оформился к концу XIX века.

Как раз тогда разрешили застраивать Петроградскую сторону частными каменными зданиями, а также построили Троицкий мост, что вызвало бум жилищного строительства в этом районе. За десять с небольшим лет весь Каменноостровский был застроен удивительными домами в стиле модерн: от огромного комплекса Дома Бенуа до дома с башенками на площади Льва Толстого. И тогда, и сейчас Каменноостровский считается самой невозможной улицей города: узкой, зажатой между зданиями, вечно стоящей в пробках.

7. Проспект Обуховской Обороны.
Самый длинный проспект в Петербурге. Начинается он около Александро-Невской лавры, а заканчивается на въезде в Рыбацкое.

Сперва это была дорога на Шлиссельбург (что интересно, сейчас Шлиссельбургский проспект — это как раз продолжение Обуховской обороны). Потом здесь постепенно стали появляться заводы, строились рабочие кварталы. Свое название проспект получил в память о столкновениях рабочих местных заводов с полицией, случившихся еще в 1901 году. Рабочей тематикой пропитано большинство названий в округе: улица Бабушкина, Рабфаковские переулки, улица Братьев Грибакиных. Сейчас проспект, по сути, является одновременно и набережной Невы.

8. Проспект Энгельса.
Третий по длине (после Обуховской Обороны и Московского) проспект в Петербурге. В свое время был частью дороги на Выборг. Оформился как отдельная улица он в начале XX века, когда район Удельного парка, одноименной железнодорожной станции и Поклонной горы стали застраиваться дачами горожан. Сюда даже провели трамваи в 1914 году — это учитывая то, что тогда это была даже не окраина — пригороды.

В честь Энгельса проспект назвали после революции. Сейчас это — основная дорога из центра в сторону Выборга, кроме Западного скоростного диаметра.


Дом книги

Дом книги».

Аптека и придворная фотомастерская.

Чего только не было до начала кипучего и бешеного XX века на месте нынешнего «Дома книги». Одно время здесь стоял манеж, прежде находившийся на лугу перед Зимним дворцом, в котором впоследствии разместили театр. Театр, к слову, недолго простоял: пожар 1749 года уничтожил его дотла. В 1776–1777 годах здесь возвели жилое трёхэтажное здание для одного из придворных чиновников, а во второй половине XIX столетия им владел аптекарь Карл Имзен. Именно тогда здание обзавелось четвёртым этажом.

Однако ближе к концу века в доме также разместился нотный магазин, банкирский дом, редакция «Биржевых ведомостей» и фотоателье придворного фотографа Сергея Левицкого, который снимал на дагерротип писателя Гоголя, Александру Фёдоровну и Николая I.

Хитрость архитектора.
В 1902 году американская компания по производству швейных машинок (тех самых, которые после победы над немцами наши солдаты в 1945 году везли из Берлина в СССР) покупает этот участок на канале Грибоедова и намеревается построить здесь здание, где разместится магазин, местное правление компании и свободные помещения.

Ко времени описываемых событий у компании уже было налажено производство в Подольске и было около 3000 фирменных магазинов. Новое здание планировали сделать с размахом: 11 этажей «чистого модерна», который будет возвышаться над всеми красотами и достопримечательностями Петербурга, буквально подавляя их своей высотой.

Однако архитектор Павел Сюзор, которому было поручено строительство, столкнулся с городским регламентом: в центре города было запрещено строить жилые и коммерческие здания, которые по высоте превосходили Зимний дворец (23,47 метра). Да и многие архитекторы, вооружившись поддержкой именитых граждан, выступали против, говоря при этом, что строить здание для иностранной фирмы рядом с Казанским храмом негоже.

Впрочем, Николай II строительство одобрял, а архитектор Сюзор нашёл мудрое и хитрое решение: во-первых, здание могло быть семиэтажным за счёт менее высоких, чем в других домах, потолков, а во-вторых, башня на углу здания не могла попасть под ограничение по высоте из-за того, что носила исключительно декоративный характер.

Шар-глобус.
Башня, которой решили увенчать построенное в модерновом духе здание, оказалась расположена ровнёхонько по линии Пулковского меридиана. На самый верх башни установили шар-глобус диаметром 2,8 метра.

По задумке архитектора, такой приковывающий взгляд атрибут должен был свидетельствовать о воистину масштабном размахе деятельности компании «Зингер». На декоративной ленте, опоясывающей глобус, была выведена надпись «Зингер и К°».

В те годы шар освещался изнутри электричеством и был не только яркой достопримечательностью, но и рекламой компании, о которой с тех пор слышали и знали все петербуржцы.

Валькирии.
Любуясь шаром-глобусом, нельзя не заметить скульптуры, поддерживающие его. Одну часть здания украшает группа мореплавателей, а угловую часть фасада — прекрасные валькирии, одна из которых сжимает в руке веретено и швейную машинку — фирменный продукт компании.

Впрочем, не одним лишь глобусом и валькириями запоминается это здание. Для петербуржцев стало приятной неожиданностью отсутствие водосточных труб: их архитектор спрятал в стенах здания.

Орёл.
Орёл, который гордо расправил крылья и сидит на стеклянном куполе здания, появился гораздо позже.

В годы Первой мировой войны сотрудников компании начали обвинять в шпионаже в пользу Германии. Любопытно, но немногие знали, что компания-то американская, а основатель её — еврей, родившийся в Германии, но корней немецких не имевший. Кроме того, именно «Зингер» шила форму для российской армии.

Но владельцы компании решили подстраховаться, сдав первый этаж здания под консульство США и заказав гигантскую скульптуру американского орла, который будто только что слетел с изображения флага США.

Самым невероятным и таинственным образом орёл исчез в нэпмановские 20-е годы. Сегодняшняя скульптура является репликой той, что украшала фасад сто лет назад. Восстанавливали её по чертежам и фотографиям.

Рождение «Дома книги».
В декабре 1919 года в здание переехал Петрогосиздат и его склады, но представительство компании продолжало размещаться в доме до 1922 года. Одновременно с этим внутри расположился «Дом книги», который занимал первые два этажа здания. В оставшихся пяти находились редакции и издательства.

В магазин любили захаживать Алексей Толстой, Ольга Форш, Константин Федин, Самуил Маршак и Даниил Хармс.

Годы блокады.
В годы Отечественной войны книжный магазин продолжал работать. Несмотря на то, что в начале войны при попадании бомбы в соседнее здание взрывная волна уничтожила все стёкла в витринах, «Дом книги» принимал посетителей при заколоченных досками окнах.

Однако, когда зимой 1941–1942 годов в подвальном книгохранилище прорвало трубы, магазин пришлось закрыть. Открылся он только в 1948 году.

Наши дни.
Масштабная реставрация 2004 года вернула зданию прежний блистательный облик — парадная лестница была изготовлена, как и сто лет назад, из мрамора, в декоративных элементах использовали сусальное золото. Также были восставлены роскошные дубовые рамы и двери, мозаичный пол, декоративная ковка и изящная плитка на стенах внутреннего двора.

В этот же год фасад здания вновь украсила фигура орла, а шар-глобус с тех пор каждый вечер бросает яркие электрические всполохи на Невский проспект, загадочно сверкая то красными, то синими цветами.







Думская башня

Думская башня: реальность и легенда

Особое внимание прогуливающихся по Невскому проспекту привлекает Башня Думы из-за своих часов, которые ещё с тех далёких времён стали освещать по ночам главную артерию города.
В 1799-1804 годах архитектором Д. Феррари на месте Гильдейского дома было построено здание Городской думы. Два одинаковых здания зодчий соединил башней, что характерно для европейских ратуш. Отличие петербургской башни — её не центральное положение над городской управой, а нахождение сбоку. Таким образом, она не только связала два здания, но и стала заметным акцентом всего Невского проспекта.

Башня Думы изначально возводилась как сигнальная башня на случай пожара. Внутри башни постоянно дежурили десять пожарных.
В 1839 году думская башня стала одним из звеньев самой длинной в мире (1200 км) линии оптического телеграфа Петербург — Варшава.
С 1850-х по 1920-е годы башня использовалась как пожарная каланча

Первый часовой механизм прослужил около 80 лет. Для замены пригласили часовых дел мастера Фридриха Винтера и заключили с ним суровый договор: если часы вдруг начнут отставать более чем на две минуты в месяц, то мастер подвергнется штрафу. Договор был не только заключён, но и ни разу не был нарушен: впервые часы остановились только в 1986 году, и-то в результате хулиганства некоего гражданина, отвинтившего гайку.

Думская башня может похвастать любопытной легендой. Говорят, что в ней живёт призрак архитектора Александра Кёнеля, который надстроил к Думе четвёртый и пятый этажи, чем существенно изменил облик здания, вызвав недовольство горожан и волну возмущений в прессе. Поговаривают, что архитектор так расстроился, что до конца дней не смог найти себе покоя и по сей день бродит внутри башни и тяжело вздыхает о том, как можно было лучше перестроить здание.

После Октябрьской революции городская управа некоторое время ещё размещалась на Думской улице, однако постепенно чиновники переместились в Смольный. Впоследствии в здании размещались Экспериментальный театр (1920-е годы), Академия потребительской кооперации (1930-е), техникум общественного питания, Центральные железнодорожные кассы. С 1998 года здесь существует ведомственный музей Сбербанка.


Петербург Николая Второго

Надо знать: Петербург Николая Второго

Исполнилось 96 лет со дня расстрела членов семьи последнего русского императора Николая Второго. По этому поводу вспоминаем места в городе, связанные с ним и его приближенными.

1. Александровский дворец в Пушкине
Дворец был построен Кваренги в качестве подарка Екатерины Второй великому князю Александру Павловичу (ее внуку и куда более вероятному претенденту на престол, чем ее сын, будущий Павел Первый). Впоследствии он стал любимым местом для Николая Первого, а последний русский император Николай Второй здесь проводил большую часть времени и именно оттуда отправился в ссылку в Сибирь. Кроме того, здесь находилось монаршье семейство, когда к нему явились с приказом об аресте.
Сейчас дворец реконструируют.

— Пушкин, Дворцовая улица, 2

2. Памятник Александру Третьему
Скульптор Паоло Трубецкой утверждал, что не занимается политикой и просто «изобразил одно животное на другом». Действительно, памятник Александру III, открытый в 1909 году на Знаменской площади (будущей Восстания), был далек от привычных парадных монументов российских царей: массивное, грузное и грозное императорское тело водрузилось на такого же мощного коня, который никуда не двигается. Это не вздыбленные лошади у Петра и Николая, это не прогресс, а стабильность, помноженная на государственную мощь (Александра III до сих пор зовут «самым русским царем» и хвалят за то, что страна при нем не воевала).

Николай Второй, как рассказывали, принял памятник отцу в крайне раздосадованном состоянии. Самого Трубецкого даже не хотели приглашать на открытие монумента.

«Бегемот на комоде» – это из знаменитой загадки – простоял на площади еще двадцать лет после революции. В 1927 году его даже использовали для торжеств, поместив в клетку. Теперь он стоит во дворе Мраморного дворца: что примечательно, на месте революционного броневика.

— Двор Мраморного дворца

3. Зимний дворец
Именно сюда шли рабочие в рамках мирной демонстрации, именно рядом со дворцом их расстреляли солдаты. Именно с того дня, 9 января 1905 года, Николая Второго стали называть «Кровавым».
С балкона этого же дворца Николай Второй объявил о начале войны с Германией, что вызвало грандиозный патриотический подъем в стране. Очень, надо сказать, недолгий.

— Дворцовая площадь, 2

4. Дом Распутина
Распутин стал символом заката российской монархии. Мужик из Тобольской губернии навсегда превратился в главного демона России Николая Второго. В доме на Гороховой, скромной по любым временам квартирке, он принимал гостей: от простых крестьян до министров, мало кому отказывал, а затем писал прошения влиятельным лицам корявым почерком с ошибками на обрывке бумаги.

Такие обрывки были самыми серьезными документами того времени. В этой же квартире после убийства Распутина возле Юсуповского дома поселился призрак старца. Его бледная фигура, по легенде, нередко бродит по коридорам той коммуналки и черной лестницы, через которую, при надобности, он сбегал. Жильцы дома в свое время рассказывали увлекательные истории о том, как призрак старца ходил по коммуналке и проверял, все ли в порядке – особенно часто он наведывался в праздники.

— Гороховая, 19

5. Юсуповский дворец
В ночь на 17 декабря 1916 года князь Феликс Юсупов и его единомышленники, политик Владимир Пуришкевич и великий князь Дмитрий Павлович, предприняли здесь попытку убийства Григория Распутина. В организации убийства также участвовал школьный друг Юсупова, агент британской разведки Ми-6 Освальд Райнер. Поскольку Распутин склонял царя к выходу из Первой мировой войны и сепаратному миру с Германией, Британия решила устранить опасного советчика из окружения Николая II. Распутина накормили отравленными пирожными, но это не помогло: друг царской семьи пытался бежать и был застрелен во дворе (скорее всего, именно Райнером). Потом его тело отвезли на Неву недалеко от Каменного острова и сбросили в прорубь.

Теперь в здании дворца есть специальная экспозиция с восковыми фигурами участников убийства (Райнера среди них, кстати, нет).

— Набережная реки Мойки, 94

6. Памятник Николаю II
В Петербурге есть даже памятник Николаю Второму, которому неохотно ставили монументы и после 1991 года. Причем инициатива принадлежала не городским властям и не политической партии, а приходу Крестовоздвиженской церкви, около которой бюст и установлен. Скульптор пользовался только фотоизображениями императора.

— Лиговский проспект, 128

7. Петропавловский собор
Перезахоронение останков Николая Второго произошло ровно через 80 лет после убийства в июле 1998 года.
Вместе с императором погребли и членов его семьи. Примечательно, что царя похоронили в отдельном помещении: он не умер, будучи монархом, а отрекся от престола.

— Петропавловская крепость .






9 «египетских» мест Петербурга

9 «египетских» мест Петербурга

В архитектуре Санкт-Петербурга «египетский стиль» является одним из определяющих и самых загадочных атрибутов города на Неве, сфинксы с университетской набережной давно стали одним из основных символов города наравне с Петропавловской крепостью и Адмиралтейством. В XVIII-XIX вв. в Петербурге и пригородах «египетски» стилизованные элементы активно использовались в оформлении зданий, мостов, интерьеров дворцов (например в г. Павловске, пригороде Петербурга), набережных — так что название «северные Фивы» или «северный Мемфис», подходит Петербургу не меньше, чем «северная Пальмира» или «северная Венеция». Отразившаяся в петербургской архитектуре мода на египетскую тематику возникла в Европе после похода в Египет Наполеона в нач. XIXв. Традиция «Египетского Петербурга» косвенно продолжала существовать и в Советское время — возведение четырехгранных обелисков (прообразы широко использовались в Египте времен Среднего и Нового царства) и жива до сих пор, пример тому — сфинксы поставленные на набережной Робеспьера в 1995г, а также стилизованные «под Египет» скульптуры у клуба «Пирамида» и некоторых других заведений в центре города. Архитектура – искусство не столько изобразительное, сколько выразительное. И если хотя бы бегло взглянуть на историю архитектуры, то можно убедиться, что нет, и не может быть произведения подлинного зодчего, которое не несло бы в себе определенной идеи.

1. Сфинксы на Университетской набережной

Среди разнообразной монументально-декоративной скульптуры Санкт-Петербурга есть разные сфинксы; из них наибольшую художественную и историческую ценность представляют два гранитных изваяния из древних Фив. Они были обнаружены в 20-х годах XIX века французскими археологами и с 1834 года украшают пристань на Неве перед зданием Академии художеств. Почти 35 веков назад они стерегли гробницу фараона Аменхотепа III, царя Верхнего и Нижнего Египта. Мудрые, как люди, сильные, как львы, они призваны покровительствовать и защищать фараона. Обе статуи испещрены иероглифами — на картушах и на груди сфинксов, на боковых гранях гранитных оснований. Каждый из сфинксов имеет по две надписи, представляющие собой варианты титулов Аменхотепа III.

2. Сфинксы Михаила Шемякина (памятник жертвам политических репрессий)

Самые молодые сфинксы Петербурга находятся на набережной Робеспьера. Их установили в 1995 году как памятник жертвам политического террора и репрессий. Место выбрали неслучайно: напротив, на другом берегу Невы, находится знаменитая тюрьма «Кресты», где томились осуждённые. Облик сфинксов несколько пугающ: одна половина лица представляет собой традиционный женский лик, который обращён к домам на набережной, а другая половина, смотрящая на тюрьму, испещрена ранами до оголённых костей черепа. На постаментах памятников — следы от пуль и строки Бродского и Ахматовой, Гумилёва, Солженицына и других авторов XX века, соприкасавшихся с темой политических репрессий. Кое-кто утверждает, что сфинксы якобы помогают несправедливо попавшим за решётку сидельцам вернуться домой.

3. Египетский мост

Египетский мост на Фонтанке, через который проходит Лермонтовский проспект, был построен в 1826 году. Одно время он считался самым красивым в Петербурге. Правда, существующий нынче мост мало напоминает прежний Египетский — однопролётный, подвешенный на цепях к воротам, оформленным в египетском стиле и покрытым имитациями иероглифов. Въезд на мост с обеих сторон охраняли четыре чугунных сфинкса работы скульптора П. П. Соколова.
В 1905 году Египетский мост обрушился при переходе через него нога в ногу отряда кавалерии — как в самом классическом примере резонанса в школьном учебнике физики. Он был восстановлен в изменённом виде лишь спустя полвека, в 1955 году. Однако стилизованный облик новых сфинксов с высоким золочёным гребнем головного убора и гибким сильным телом стал скорее напоминать греческие скульптуры, чем египетское искусство.

4. Сфинксы во дворе Строгановского дворца

Строгановский дворец — замечательное произведение выдающегося зодчего середины XVIII века Ф. Б. Растрелли и один из лучших архитектурных памятников периода расцвета русского барокко. У дверей бывшего парадного входа (ныне — со стороны внутреннего двора) на невысоких постаментах лежат два сфинкса из серого гранита величиной более метра. Они были перевезены сюда в 1908 году с пристани у дачи графа А. С. Строганова и были, по сути, первыми сфинксами, появившимися на набережных Петербурга.

5. Сфинксы на Свердловской набережной

Парадная терраса-пристань со сфинксами на Свердловской набережной была устроена в 1780-х годах по проекту Д. Кварнеги и являлась прекрасным дополнением к архитектурному ансамблю усадьбы канцлера А. Безбородко. Террасу украшали четыре скульптуры сфинксов и вазы, автор которых неизвестен. Между ними был построен грот, в котором бил источник с целебной водой. Оригинальные сфинксы бесследно исчезли в XIX веке, а в годы Великой Отечественной войны была разрушена и сама пристань. Её реставрация состоялась в 1959–1960 годах и включала в том числе восстановление утраченных скульптур. Новые фигуры сфинксов высечены из серого гранита по образцам, расположенным перед Строгановским дворцом на Невском проспекте. Однако изваяния как будто утратили свою магическую силу, да и целебного источника в гроте больше нет.

6. Сфинксы во дворе Горного университета

Совершенно оригинальные сфинксы находятся во дворе Санкт-Петербургского горного университета. Середину двора занимает небольшой старинный сад с газонами, густо разросшимися кустами и деревьями, а в глубине центральной аллеи — два сфинкса и каменная чаша с цветами между ними. Изваяния невелики, установлены без постаментов, но благодаря чёрной окраске резко выделяются на фоне зелени. Это, пожалуй, самые женственные из всех петербургских экземпляров: выразительные лица обрамлены густо вьющимися волосами, собранными на затылке, а не традиционными головными уборами. Сфинксы не раз меняли своё местонахождение, но нашли своё постоянное пристанище в сквере института летом 1966 года. Говорят, что они помогают сдавать экзамены студентам — главное, накануне попросить их об этом.

7. Сфинкс на здании РНБ

Самого маленького сфинкса Петербурга наверняка не видело подавляющее большинство горожан. С 1832 года он живёт у пересечения Невского проспекта и Садовой улицы, на главном здании Российской национальной библиотеки. Скульптор Василий Демут-Малиновский поместил его на шлем богини мудрости Минервы, венчающей аттик главного фасада здания. Его очень трудно заметить с земли, но он, конечно, как и «старшие», может исполнить любое сокровенное желание.

8. Египетский дом

В 1911–1913-х годах по проекту архитектора Сонгайлова на Захарьевской улице был сооружён доходный дом Нежинской, более известный сегодня как Египетский дом. Фасад здания отчасти напоминает парадный вход в храм богини Хатхор в Дендере, несмотря на явную перегруженность элементами декора. Капители колонн украшены ликами небесной богини любви, у дверей подъездов стоят колоссальные царские пилястры, изображающие фараонов в коротких набедренных повязках, во внутреннем глухом дворе-колодце — фризы из уреев и две монументальные фигуры царя и царицы на стене. А кроме того, на фасаде можно найти и скарабеев, и солнечные диски, и летящих птиц, и папирусы — в общем, всё, что напоминает о «берегах священных Нила».

ул. Захарьевская, 23

9. Пирамида в Пушкине

Впервые интерес к Египту приобрёл архитектурные формы в Царском Селе, где в 1770 году по приказу Екатерины II появился павильон «Пирамида». Она стала достаточно характерным для своей эпохи парковым сооружением. Императрица проявила чувство юмора и повелела построить его рядом с местом захоронения своих собак — а в Древнем Египте, как известно, пирамиды были усыпальницами фараонов. В 1773 году по углам пирамиды были установлены четыре колонны, вытесанные из мрамора. Позже здесь, в стенных нишах, была размещена коллекция египетских саркофагов и других предметов древности, которые позже были переданы в собрание Эрмитажа.